Responsive Ad Area

Share This Post

ВИДЫ ИСКУССТВ / Выставки / Детская студия / Дом творчества / Живопись / Конкурсы / Общеобразовательная школа / Рисунок / Художественная школа / Школа искусств

Возрастные особенности изображения собак в детском рисунке: на основе анализа экспонатов международной передвижной выставки детского рисунка «Собака-верный друг»

Возрастные особенности изображения собак в детском рисунке: на основе анализа экспонатов международной передвижной выставки детского рисунка «Собака-верный друг»
Копцева Т.А., старший научный сотрудник ФГНУ «Институт художественного образования» Российской академии образования, член правления МТОО «Союз педагогов-художников», кандидат педагогических наук, доцент.
imgbig.phpЛоготип1На страницах нашего журнала мы начинаем аналитический обзор рисунков, присланных на международный конкурс детского рисунка «Собака-верный друг», посвященный 90-летию журнала «Мурзилка» и 80-летию Первой в Москве Международной выставки детского рисунка.
По результатам конкурса развернута виртуальная выставка «Собака-верный друг», организована передвижная выставка, которая в течение учебного года (2014-2015 гг.) будет путешествовать по разным регионам России.
Рисунки детей и подростков на выставке «Собака — верный друг» поражают своей выразительностью, трепетным отношением юных художников к своим домашним питомцам — собакам, которые, живя бок о бок с людьми, «очеловечились» и стали самыми верными и преданными их друзьями.
Во многих семьях собаки являются полноправными членами, внимательными «собеседниками». Они бывают разных пород, имеют разный характер, бывают очень маленькими и гигантских размеров, короткошерстными и длинношерстными, но неизменным остается их доброе отношение к человеку. Собаки несут службу на границе, работают спасателями, пожарными и водолазами, поводырями, сопровождая незрячих людей. Всем известны собаки-космонавты Лайка, Белка и Стрелка, которые раньше, чем человек, покорили космическое пространство. Поэтому не случайно во многих городах разных стран мира собакам воздвигнуты памятники за их подвиги, преданность и верность человеку.
В настоящее время на улицах наших селений можно видеть бродячих, кем-то брошенных собак. Привлечение внимания детей и подростков к экологическим проблемам современности, явилось важной образовательной задачей и целью конкурса, который был организован Союзом педагогов-художников, совместно с Институтом художественного образования Российской академией образования и Российской государственной детской библиотекой.
В 2014 г. детский журнал «Мурзилка», известный многим поколениям людей, празднует своё 90-летие. В далёкие 1920-е гг. художник К. Ротов создал изобразительный образ Мурзилки. Это была лохматая, небольшого роста собака-дворняжка с пушком шерсти вокруг носа, у которой одно ухо торчало вверх, а второе было опущено вниз. С годами образ Мурзилки изменился. Посвящая международный конкурс детского рисунка 90-летию журнала, устроители выставки предложили юным художникам представить и нарисовать образ беспородного пса Мурзилки и получили много интересных работ, связанных как с образом собак-дворняжек, так и с изображением собак разных пород.
В конкурсе приняли участие более 5 000 ребят в возрасте 3-18 лет из разных образовательных учреждений: детских садов и общеобразовательных школ, изостудий и художественных школ, школ искусств и кружков при домах творчества. Через свои рисунки с помощью красок, фломастеров, карандашей, пастели, угля и других художественных материалов они рассказали о своем любимом друге, создали композиции на предложенные темы конкурса:
1. Моя собака – верный друг, она самая … (умная, надежная, сообразительная, веселая, игривая, заботливая и т.п.), у моей собаки день рождение, мы гуляем, учим уроки, плаваем, собираем грибы, играем и т.п.
2. Собаки спасатели, космонавты, охотники, водолазы, охранники, пловцы, поводыри, цирковые артисты, перевозчики грузов, спортсмены и т.п.
3. Собаки на выставке.
4. Собаки во время Великой Отечественной войны: санитары, подрывники, связисты, пограничники и т.п.
5. Иллюстрации к рассказам, стихам, фильмам и мультфильмам про собак («Муму» И.С.Тургенев; «Кто сказал, «мяу?» В.Г.Сутеев или др., фильмы «Белый Бим Чёрное ухо», «Ко мне, Мухтар», «Четыре танкиста и собака» и др., мультфильмы «Сто один далматинец» и др., стихи А.Барто «Уехали», С.Михалков «Щенок», «Злопамятный пес», Н.Грахов «Друг», Т.Варламова «Черный пудель», К.Журавлев «Злая собака», А.Полануер «Друг детей» или др.).
6. Собаки питомников, собаки-бродяги, собаки-бомжи.
7. Образы собак в истории изобразительного и декоративно-прикладного искусства (Кербер, Анубис, Альбинос или др.), эскиз ткани со стилизованным изображением собаки, декоративный узор, буквица в виде собаки, эскиз ювелирного украшения, эскиз витража, мозаики и т.п.
8. Собака-дворняжка Мурзилка.
9. Эскизы обложки журнала «Мурзилка», эскизы игрушки «Мурзилка», шрифтовая композиция со словом «Мурзилка» и т.п.
Рисунки дошкольников подкупают наивностью и непосредственностью образов, изобилуют фантастическими и сказочными сюжетами, в то время как работы подростков по большей части реалистичны, отличаются особой рассудительностью и качеством исполнения.
Экспозиция позволяет рассмотреть особенности изображения собак юными художниками разных возрастных групп от 3 до 18 лет, исследовать возрастные особенности развития восприятия и воплощения образов животных. Имея большой педагогический потенциал, передвижная выставка «Собака-верный друг» приобрела особый методико-просветительный статус.
Известно, что динамика художественно-творческого развития ребенка зависит от двух основных аспектов. С одной стороны, она обусловлена природными ритмами, теми психофизиологическими, индивидуальными особенностями развития растущего человека, которые принято называть возрастными. С другой стороны, – педагогическим аспектом, тем учебно-воспитательным воздействием, которое оказывает на ребенка социокультурная среда, и, прежде всего, взрослые – родители и педагоги, являющиеся носителями определенной культуры, ее проводниками. Сочетание этих двух аспектов создает уникальность личности и в определенной степени влияет на темп, характер и динамику ее художественно-творческого развития.
Разработка содержания современного художественного образования невозможна без учета возрастных особенностей развития детей и подростков. Развиваясь, ребёнок набирает творческий опыт. Задача взрослых заключается в том, чтобы протекание этого развития было поступательным и не стояло на месте, чтобы одна возрастная фаза роста органично сменяла другую, чтобы растущий индивид в полной мере смог прожить (пережить, изжить) неизменные слагающие каждого возраста, характеризующие период детства, отрочества и юности.
Физиология роста человека находит свое прямое отражение в детском рисунке, на что ученые разных стран мира обратили свое внимание в конце ХIХ — начале ХХ века. Утверждение о том, что органичное (естественное) общее развитие ребенка должно предполагать обязательное развитие его «художественного Я», позволило обратиться к разработке методов и условий, при которых этапы развития ребенка-художника-творца, способствуют становлению его авторской и зрительской культуры.
Задачей подобной естественной системы художественного развития должно быть не стремление как можно быстрее перевести ребенка на следующий этап, а развить и укрепить в нем «возрастной голос», ту позицию и тот способ мышления, который свойственен определенной стадии его роста.
Поскольку развитие ребенка процесс непрерывный, то вычленение той или иной стадии детского рисунка носит условный характер и указывает на возрастные тенденции развития. Знание характерных для того или иного возраста изобразительных кодов-образов помогает педагогам определить динамику художественно-творческого роста детей.
Каждый исследователь по-своему трактует стадиальность, вычленяя то большее, то меньшее количество ступеней (В.В. Зеньковский, А.В. Бакушинский, Л.С. Выготский, А.А. Смирнов, Е.А. Флерина, Ю.Я. Полуянов и др.).
Исследователь детского рисунка Георг Кершенштейнер, вычленив основные вехи, по которым идет развитие у человека навыков рисования, в конце ХIХ- начале ХХ в. распределил весь этот процесс на четыре ступени, соотнося их с возможностями периодов младенчества, детства, отрочества и юности (Кершенштейнер Г. Развитие художественного творчества ребенка. — М., 1914).
Психолог Выготский Л.С. анализируя этапы изобразительного творчества детей, вслед за Кершенштейнером выделяет стадию каракулей (до 3-4 лет), стадию схематических изображений (до 7 лет), стадию появления чувства формы и линии (до 10 лет), стадию правдоподобного изображения (до 10 лет), с 11 лет – стадию пластического изображения (Выготский Л.С. Воображение и творчество в детском возрасте. – СПб.:СОЮЗ, 1997, 97 с.).
Ученый-практик А.В. Бакушинский, выделяя стадии развития детского рисунка, ставил их в зависимость от двигательной, двигательно-зрительной и зрительной установки психики (Бакушинский А.В. Художественное творчество и воспитание. — М., 1925).
Анализ детских рисунков – победителей конкурса «Собака-верный друг» — 380 работ юных художников 2-18 лет позволяет классифицировать все рисунки и выделить семь ступеней, наиболее полно раскрывающих эволюцию изобразительных образов:
1 стадия – с 2-3 лет – бесформенных изображений (процессуальность);
2 стадия – с 3-5 лет – примитивных изображений (ассоциация следа, головоноги);
3 стадия – с 4-7 лет – схематических изображений (упрощенные изображения);
4 стадия – с 5-10 лет – правдоподобных изображений (головастики);
5 стадия – с 10-14 лет – пластических изображений (пропорционально-объемное видение);
6 стадия – с 13 лет – символических изображений (абстрактно-логическое видение);
7 стадия – индивидуального стиля (формируется с детства, может оформиться в подростковом возрасте и развиваться в юношеском, иногда, как озарение, открытие собственного стиля приходит в преклонном возрасте и др.), эта стадия не имеет границ, поскольку индивидуальность художника все время находится в развитии, поэтому и изобразительный авторский стиль претерпевает изменения.
1 ступень – стадия бесформенных изображений.
Первые пробы рисования неслучайно называют «маранием». Ребенок «играет» с карандашом или с другим материалом (мелом, маркером, пастелью, краской и др.), оставляя на поверхности листа бумаги или на обоях, книгах, крышке стола и т.п. хаотичные следы – каракули. Этот процесс доставляет ему удовольствие. А.А. Смирнов пишет, что, нанося лишенные смысла штрихи, ребенок не пытается выразить что-то определенное, он лишь стремится подражать действиям взрослых (А.А. Смирнов. Психология ребенка и подростка. — М., 1927). Здесь уместно вспомнить написание детьми, так называемых, писем. Подражая взрослому, который пишет письмо, малыш оставляет на листе закорючки, имитирующие движения руки (почерк) взрослого. Увлеченный изобразительным процессом, ребенок может «исписать» большое количество листов.
Взрослые просят ребенка нарисовать собаку, которая сидит рядом с ребенком, могут даже показать приемы ее изображения. Малыш с готовностью берет лист бумаги понравившегося цвета, изобразительный материал, который есть в наличии, и рисует каракули. Если перед ребенком лежат и фломастеры, и маркеры, и пастель, тогда он непременно попробует порисовать всеми материалами. Малыша не столько интересует собака, сколько возможность опробовать изобразительные возможности разных материалов.
Е.А. Флерина отмечает, что процессуальность (увлечение процессом) мы наблюдаем как самостоятельный период детской жизни, «в котором вопрос о результатах, о цели, о содержании деятельности либо вовсе отсутствует, либо проявляется в ничтожной степени» (Е.А. Флерина. Детский рисунок. — М., 1924).
В.В. Зеньковский охарактеризовал первую стадию развития детского рисунка как «доэстетическую», поскольку ребенок еще не ставит перед собой эстетической задачи (Зеньковский В.В. Психология детства. «Сотрудник». – Лейпциг, 1924). В то же самое время, нельзя не признать, что процесс марания, сначала хаотический, в затем все более ритмически организованный, доставляет ребенку удовольствие и способствует накоплению опыта переживаний. «Развитие рисунка из маранья, – пишет В.В. Зеньковский, – из графической игры движется чутьем изобразительной силы рисунка, его способности давать образы, закреплять и объективировать формы».
Ребенок уже творец, ему удается получить видимый, реальный графический или живописный след. Он получает удовлетворение от полноты напряжения (физического, интеллектуального и эмоционального), эта работа дает большой творческий опыт, способствуя росту личности ребенка. Малыша привлекает, в сущности, то, что составляет основу радости всякого творческого процесса – создание чего-то нового, открытие ранее неизведанного, нового бытия – изобразительного следа, воплощение образа своих действий.
Особое удовлетворение от процесса ребенок может получить, отпечатывая измазанную в краске свою ладонь или ступню, а также, делая оттиски с любых предметов (в качестве «печатей» могут выступать донышки и крышки пластмассовых флаконов, деревянные бруски, кубики, ластики, картофельные штампы, специально подготовленные педагогом, торцевые поверхности карандашей или маркеров и т.п.). На печатках может быть выгравирована собака или другое изображение. Ребенка интересует не столько рисунок на оттиске, сколько процесс печатания.
В этот период малыш встает на путь исследователя. Поэтому так важно предоставить ему возможность работы разнообразными художественными материалами. Пусть он, исследует гуашь и акварель, уголь и фломастеры, цветные карандаши и масляную пастель, или что-то еще. Пусть насладится созидательным «каракульным» процессом – ведь каждый материал оставит на листе свой характерный след.
Важно отметить, что в последующем, когда ребенок вырастет, и у него будет возникать необходимость впервые исследовать новый материал, он, обращаясь к «голосу раннего детства», будет прибегать к процессуальному (каракульному) его изучению (вспомним, как при покупке шариковых ручек или фломастеров, мы беспорядочно черкаем стрежнем по листу, проверяя его изобразительные возможности). Опыт, полученный когда-то, остается с человеком навсегда и позволяет ему приобретать новый.
Ребенок можно бесконечно рисовать «своих собак» красками, смешивая гуашь, черкая соусами, углем, пастелью или фломастерами, в результате получать рисунки-каракули, целую галерею хаотичных линий, штрихов, пятен и клякс.
Что касается возрастных границ, в пределах которых дети должны изжить «увлечение процессом», то Е.А. Флерина констатировала, «обычно, этот период охватывает возраст до 4-х лет и выявляется решительно во всех областях деятельности ребенка (в игре, в труде, в постройках, в лепке и т.п.)». Наблюдения за современными дошкольниками, подтверждают эти границы. В то же самое время, мы видим четкую закономерность во влиянии на быстрейшее преодоление «изживание» этой стадии детьми в случае системных занятий изобразительным искусством. Чем чаще ребенок занимается рисованием, тем быстрее он набирает необходимый опыт и поднимается на следующую ступень.
2 ступень – стадия примитивных изображений.
Опыт, полученный в результате «исследования» разных художественных материалов не пройдет бесследно. По мере того, как рука ребенка приобретает уверенность, из хаотичной массы линий и пятен будут получаться иногда такие случайные сочетание, которые напомнят ребенку какие-либо реальные предметы. Он их объективирует и называет: «усы», «голова», «глаза», «хвост», «солнце», «дым» и т.п. Такая ассоциация следа с тем или иным предметом еще может быть не устойчивой, иногда в одном и том же следе малыш видит разные предметы (круг может быть и головой собаки, и мячиком, и солнышком и т.п.).
Так постепенно от стадии «марания» и «бесформенных изображений» ребенок переходит к стадии «примитивных изображений». Эту стадию называют переходом к сознательному изображению, когда ребенок пытается изобразить уже что-то конкретное и обозначает свой замысел («Собачка», «Наш Боб», «Шарик» и т.п.), т.е. он уже в состоянии поставить перед собой задачу.
В этот период (2,5 — 3 года) педагог может ставить перед ребенком конкретные образовательные цели и надеяться на их выполнение. Здесь важно помнить, чтобы коды-образы в графическом плане были доступны ребенку (солнце, цветы, человек, дерево, животное и т.п.). Этот период характеризуется готовностью ребенка изобразить все, что ему интересно. Ребенок, например, решил изобразить собачку. Для головы и усов он смог найти графическое выражение, а для туловища и ног – нет. Рисунок последних превращается в каракули, но ребенок объясняет: «собачка спряталась», «собака убежала» и т.п.
В этот период маленький рисовальщик еще не фиксирует верха и низа, он не соотносит верхнюю часть листа с небом, а нижнюю – с землей, его рисунки располагаются на листе произвольно, хаотично («беспорядочно летают»). Отдельные предметы он прорисовывает с особой тщательностью и охотой, это, как правило, те, опыт общения с которыми был многократен (мама, собака, кошка, машина, дом и др.) и был сопряжен с яркими впечатлениями (солнце, цветы и т.п.).
Этот период характеризуется упрощенным изображением предметов. В изображении собаки или человека всегда присутствует голова. Часто голова изображается с двумя или несколькими ногами («головоноги», «головолапы») или с руками («головоруки», «головолапы»). Если появляется туловище, то не всегда имеются руки или ноги (лапы). Дети, рисуя собаку, очеловечивают ее и изображают с ногами и руками как у человека. Иногда руки, ноги, или лапы у собаки сопровождаются пальцами-веерами или пальцами-граблями, их количество бывает разным.
Коррадо Риччи, исследовавший детские рисунки конца ХIХ века, в своей книге «Дети художники» (Болонья, 1887, книга переведена на русский язык в 1918 г.) описывает фрагмент разговора с ребенком, нарисовавшим «головонога». На вопрос, почему на рисунке только голова и ноги, ребенок ответил, что этого достаточно, чтобы видеть, ходить и гулять. Существенной особенностью этого периода является то, что ребенок рисует по представлению, а не с натуры, обращая внимание на характерные (главные) признаки предметов (у собаки – усы и хвост, у дядечки – шляпа, у паровоза – дым и т.п.). Ребенок, конечно, видит мир целостно, но не в состоянии еще найти адекватные графические формы его целостной фиксации, он не видит целесообразности изображения того, что не попадает в поле его актуального «интеллектуального и эмоционального» сознания.
Ребенку, находящемуся на этой стадии творческого развития, может быть полезной педагогически организованная игра в кляксы-каракули. Рассматривая чужие каракули, каждый ребенок увидит что-то свое.
В этот период ребенок может через цвет выражать свое положительное или негативное отношение к изобразительному объекту (темные краски – собачка грустная, светлые краски – радостная и т.п.). Через линию передавать её характер (собака опустила уши – ей грустно, собака улыбается – ей весело и т.п.). Через фактуру материала передавать пушистость зверя (растереть пастель или уголь пальцем).
В ребенке важно поддерживать стремление быть понятным зрителю, но, в то же самое время, не форсировать этот процесс, ни в коем случае не критиковать результаты его изобразительного труда, а похвально относится ко всем его экспериментам и «проецировать сознание» на новые достижения.
Каждая стадия развития детского рисунка не имеет четко выверенных временных рамок. На этой стадии возможен возврат к «каракульному» творчеству, что является естественным колебательным движением процесса развития. Значит, ребенок не изжил в себе резервы первого этапа. Педагогу нужно быть терпеливым, помнить, что ребенок, как активный исследователь окружающего мира, приобретает уверенность тогда, когда приобретет необходимые навыки. «Чем прочнее будет этот фундамент, тем стройнее и легче будет дальнейший ход развития личности ребенка» (Флерина Е.А., указ. соч. стр. 20).
3 ступень — стадия схематических изображений.
Рисунок этого периода схематичен по форме и еще далек от реального изображения. Однако изобразительный образ уже узнаваем, ребенок способен фиксировать верх и низ листа, соотносить их с небом и землей. Изображения в этот период характеризуются «относительной целостностью» (у собаки есть голова, туловище, хвост; у человека – голова, руки, ноги и т.п.). Однако форма каждой части предмета условна: туловище изображается в виде круга, линии, прямоугольника, треугольника и т.п.; ноги и руки (лапы) чаще всего – в виде палочек, пальцы – в виде веера, грабель, их количество произвольно. Пропорциональность частей в схеме отсутствует, голова, как правило, занимает большую часть фигуры («головастики»). Схематическое изображение скупо на детали: глаза, нос, рот, шея, волосы, зубы в рисунке могут отсутствовать, они появляются в рисунках-схемах не сразу. Первые изображения головы рисуются анфас, позже – в профиль.
«Самый характерный признак стадии схем – раздельное рисование каждой части любого объекта: не только животного, но и человека, птицы, строения, машины и т.п., – пишет Ю.А. Полуянов. Ребенок рисует по отдельности, начиная с самого главного – головы, туловища, и т.п. – последовательно, без разрывов, присоединяя их друг к другу» (Полуянов Ю.А. Диагностика общего и художественного развития детей по их рисункам. – Москва-Рига, 2000). Наши наблюдения за изобразительным процессом детей позволяют констатировать и другой способ оформления изображения: рисование объекта одной линией без деления на части. Например, изображая собаку или кошку, ребенок начинает рисовать с хвоста, плавно переходя к мешкообразной формы туловищу, на котором заметны изгибы ушей. На вопрос: «Где же ножки?», ребенок отвечает, что котик их спрятал под себя. Как правило, такой способ изображения – одной плавно текущей линией, – характерен для детей часто и много рисующих.
Чаше всего дети совмещают оба способа рисования для создания своего изобразительного образа.
Схему порой называют «логическим рисунком». Свое знание о предмете ребенок стремится зафиксировать в целостный графический образ. Ярким подтверждением этого факта является «рентгеновский» рисунок, который характеризуется прозрачностью предметов: сквозь шляпу видна голова человека, сквозь стену видны все предметы в доме, на животе собаки рисуется то, что она съела. «Прозрачные» изображения бывают забавными. Ели ребенок хочет нарисовать одетого человека, отмечает Бюлер, то «он действует как при одевании куклы: он рисует его сначала обнаженным, потом вешает на него одежду, так, что все тело просвечивает, в кармане виден кошелек и в нем даже монеты» (Воображение и творчество в детском возрасте. СПб. : СОЮЗ, 1997.- С.67.).
Дети могут нарисовать одно изображение и наложить его на другое. Отмечая, что одно находится ближе, а другое — за ним.
Некоторые исследователи, характеризуя рисунки-схемы, называют их статичными. Однако заметим, что статичность возможное, но необязательное их качество. Более того, педагог должен стимулировать у ребенка появления в схеме движения (ноги, руки, головы, хвоста и т.п.) так как это более естественно для органичного перетекания одной стадии развития ребенка в другую, ведь в «каракульном периоде» развития все получающиеся изображения были динамичны.
Рисунки-схемы ребенок создает по памяти, а не с натуры, хотя и может смотреть на объект изображения, например на свою собаку. Он рисует то, что знает о предмете, то, что ему кажется в нем наиболее существенным, а вовсе не то, что он видит. Рисуя собаку в профиль, он изображает два глаза, рисуя всадника в профиль, изображает обе его ноги и т.п. Схематические рисунки, таким образом, весьма целесообразны, потому что содержат только существенные и постоянные признаки предмета (две ноги, два глаза и т.п.).
Схема – это своеобразный графический рассказ ребенка об изображаемом предмете (Л.С. Выготский). Несмотря на чрезвычайное несовершенство своих рисунков, юный художник в этом периоде смело берется за передачу на бумаге наиболее трудных предметов: собаку со щенком, машину с фарами, всех членов семьи и т.п. В своем отборе, следовательно, ребенок руководствуется не простотой предмета, а тем моментом, который в это время вызывает у ребенка наибольший интерес, эмоционально пережит им.
Этот этап в развитии дошкольников также важен, как и предыдущий. У кого-то период изображения схематических изображений проходит быстрее, у кого-то — медленнее, но через него нельзя перепрыгнуть.
Возраст 3-5 лет характеризуется зарождением эстетического отношения к результату своей изобразительной деятельности. В юном рисовальщике постепенно пробуждается потребность не только перечислить конкретные признаки предмета, но передать формальные взаимоотношения частей. В сознании малыша обостряется чувство формы, линии и цвета. Он уже стремится через рисунок быть понятным не только себе, но и окружающим. В этом возрасте цвет может стать важным средством выражения: желтый – радость, красный – напряжение, черный – тревога и т.п.
К схематическому – упрощенному изображению часто обращаются взрослые люди, когда им нужно что-то быстро изобразить или обозначить. Схематические образы закрепились на знаках визуальной коммуникации (мальчик, девочка, дерево, гора и т.п.), в дорожных знаках (извилистая дорога, машина, человек, дети и т.п.). В свете светофора: красный – внимание, стой, зеленый – расслабление, иди. Такие схематические изображения имеют наиболее существенные признаки предметов, поэтому понятны людям разных возрастных групп.
4 ступень — стадия правдоподобных изображений.
Эту ступень в эволюции детского рисунка называют стадией повествовательных изображений, периодом создания «рисунков-диалогов», в которых просматривается сюжетная канва, есть композиционная завязка. Этот этап развития изображений характеризуется постепенным отказом от схемы и попытками воспроизвести действительный вид изображаемых объектов.
У ребенка 5-9 лет возникает устойчивый интерес к рассматриванию изображаемых предметов и явлений, появляется стремление детализировать их (у собаки рисуют опушенные или задранные кверху уши; таксе рисуют вытянутое тело, маме рисуют сережки, себя изображают с крестиком на груди, помещают предмет в среду т.п.).
В этот период развития ребенок изображает собаку или человека «пластичными» и более пропорциональными. Ноги, руки или лапы имеют толщину, их начертание приобретает некоторый изгиб, появляется округлость форм. На теле собаки рисуется шерсть. На голове человека появляются не просто волосы, а характерная прическа, глаза начинают смотреть не только прямо, но и в разные стороны. Ребенок пытается изобразить собачку или человека в движении, сидя, лежа, в профиль и т.п. Для этого этапа характерно стремление ребенка изобразить фигуру собаки «не вообще», а конкретной породы. Часто можно наблюдать совмещение фронтального (плечи, голова) и профильного (туловище, ноги, лапы, голова) изображений.
Юный рисовальщик делает первые попытки передать объемность предметов, изображая, например, у дома видимыми сразу три стены, у вазы горлышко. На предмете, прежде всего, фиксирует свет и тень (полутень, пока не актуальна для глаза). Собака может быть изображена в необычном ракурсе, например со спины.
В этот период наблюдается значительное обогащение тем рисунков: изображение пса может появиться в пейзаже, в натюрморте, в интерьере дома, в иллюстрации к сказкам или мультфильмам и т.п.
Однако нужно также отметить, что на данной стадии дети еще не исправляют ошибок в своих рисунках или делают это очень редко и неохотно. У них не возникает желания поправить рисунок ластиком. Если ребенок не удовлетворён результатами своей изобразительной деятельности, то берет новый лист и делает работу заново. Дети начинают критиковать рисунки других, но не видят неточностей в своих работах.
Их рисунки еще не передают перспективы, в них доминирует фризовое изображение (выстраивание предметов в один или несколько рядов). Постепенно пространственное положение предметов начинает передаваться по принципу: чем ближе к наблюдателю находится предмет, тем ниже и крупнее он изображается на листе, чем дальше – тем выше и мельче. Нередко можно встретить загораживание одного предмета другим.
Ребенок, находясь на этой стадии развития, – великий фантазер. Он может сочинять новые изобразительные формы, придумывать образы фантастических существ, привлекая средства художественного выражения – цвет, форму, линию, – выражать свое отношение к изображенному объекту (грусть-радость, зло-добро): собака летает в космосе, собачка пошла в гости, песик дружит с кошкой, двухголовый пес и т.п.
На стадии «правдоподобных изображений» можно наблюдать рисунки различной степени совершенства, что свидетельствует о неравномерности развития детей и неравенстве индивидуальных способностей. В исследованиях разных ученых возрастные границы этой ступени развития колеблются от 5 до 14 лет. Например, Полуянов Ю.А. утверждает, что стадия правдоподобных изображений начинается у детей с 8 лет и продолжается до 13-14 (указ. соч. стр. 27). Наши наблюдения за детьми дошкольного и школьного возраста свидетельствуют о том, что если ребенок систематически занимается рисованием с раннего возраста, то он уже в 5-6 лет способен изображать правдоподобные изображения, сложные сюжетные композиции.
Таких детей, как правило, называют особо одаренными. Изучение условий их развития, диалоги с родителями и т.п., указывают на главный фактор такого быстрого роста, – это рисовальный опыт. По выражению одного из родителей такие дети «живут с карандашом в руках, с ним и засыпают». Этим детям свойственна самостоятельность, активное освоение всего нового, повышенный интерес к знаниям, любознательность, они с младенчества много времени проводят за рисованием или лепкой, любят что-либо мастерить из подсобных материалов, слушать и рассматривать книги, смотреть мультфильмы (причем по несколько раз). Им свойственная цепкая зрительная память, они с удовольствием берутся за любую тему, их рисунки динамичны, имеют сложный сюжет, ракурсы, изображения композиционно организованы, многоплановы, повествовательны, – это своеобразные диалоги ребенка с самим собой и с окружающим миром.
Наблюдения за детьми много и часто рисующими показывают, что они способны сами придумать себе вид деятельности и тему для рисования. Иногда, выслушав педагога, который стремится нацелить деятельность группы детей на выполнение какой-либо работы, такие дети рисуют что-то свое, а не то, что предлагает педагог. Если ребенок умеет самостоятельно определять для себя задачу и тему для рисования, то это всячески нужно поддерживать. Более того, можно вовремя перестроить занятие и нацелить деятельность других детей на решение задачи, которую поставил ребенок. Такой подход совсем не означает, что мы идем на поводу у ребенка, а наоборот будет констатировать тот факт, что в своих методах педагог идет от ребенка, учитывая его возрастные интересны и мотивы.
Примечательно, что взрослые люди, у которых в детстве не было уроков рисования, а дома соответствующих условий для занятий изобразительной деятельностью, остаются на стадии правдоподобных изображений. Диагностические рисунки студентов из разных вузов являются тому подтверждением. Однако возобновление практических занятий и приобретенный рисовальный опыт способствуют изживанию взрослым человеком стадии «примитивных изображений» и переходу на новый уровень пластического, объемного изображения видимой формы, к которому стремится «повзрослевший глаз» и «внутреннее критическое видение».
5 ступень — стадия пластических изображений.
Эта стадия развития рисунка, как правило, соответствует переходному периоду, когда организм подростка перестраивается на взрослый лад (10-14 лет). Характерными особенностями этого этапа развития рисунка является стремление подростков изобразить окружающий мир таким, каким они его видят. У них возникает стойкий интерес к натуре, желание выполнять наброски и зарисовки с натуры. На выставке «Собака- верный друг» было представлено несколько искусных набросков собак: лежащих, сидящих, бегающих, прыгающих. Ребята делают попытки изобразить мир по законам воздушной и линейной перспективы, передать объемность предметов не только светом и тенью, но и полутенью. Пространственное изображение объектов предполагает наличие в рисунке планов, перекрытие одного предмета другим. В этот период взрослеющие художники проявляют интерес к изучению ракурсов, изображению предметов с разных точек обзора.
Это, однако, не означает, что у детей-подростков все получается так, как они задумали, как они видят и хотят изобразить. Графические умения и навыки порой могут еще отставать от растущих познавательных потребностей возраста. Подросток критически относится к изобразительному процессу, часто использует ластик, который помогает ему корректировать изображение, исправлять что-то или создать на месте старого новое изображение.
Юного рисовальщика в своем рисунке уже не удовлетворяет непропорциональность фигуры животного или человека, неправдоподобность нарисованных предметов, плоскостной (необъемный) рисунок и т.п. Часто свое собственное неумение расстраивает его, и, если вовремя не оказать ему педагогическую помощь, то интерес к изобразительной деятельности постепенно угасает.
При мудрой педагогической опеке угасания интереса и потребности к процессу рисования не наблюдается. Наоборот, подросток склонен к эксперименту, к самостоятельному поиску новых средств выражения. В этот период зарождаются профессиональные интересы, тяготение к различным видам искусства (графика, живопись, архитектура, дизайн, декоративно-прикладное искусство).
Эту ступень развития рисунка некоторые исследователи называют стадией «реалистических (правильных) изображений» (Ю.А. Полуянов). Однако здесь важно оговориться и подразумевать под «реализмом» не «соответствие правилам академического рисунка», а правдивость и искренность детского творчества. При таком взгляде на процесс изобразительного творчества окажется, что практически каждый этап эволюции детского рисунка можно назвать реалистическим, поскольку ребенок по природе своей реалист и искренне стремиться отобразить видимый им мир.
Интересны для нас рисунки студентов не творческих ВУЗов, у которых в школе не было уроков рисования (и их родители не художники). Среди них встречаются выразительные работы, которые поражают своей пластичностью, пропорциональностью форм и искренностью. Этот феномен самообразования, саморазвития характерен для любого человека, который любознателен и любит рисовать. Наблюдая за изменяющимся миром, смотря фильмы, выставки, книжные иллюстрации, много и с интересом рисуя, такой человек без педагогической опеки, самостоятельно можно стать самобытным «самодеятельным художником». Причем владеющие пластическим рисунком студенты, не ставящие перед собой цели стать художником, часто искренне удивляются высокой оценке их творчества. Для них смелый, динамичный, пластичный рисунок – это само собой разумеющийся факт.
6 ступень — стадия абстрактных (формальных) изображений.
Вычленение этой стадии эволюции рисунка стало следствием анализа «свободных», «произвольных» рисунков, созданных учащимися 8-11 классов и студентов вузов. Наблюдения за жизнью старшеклассников в свободное от учебы время показали, что они часто рисуют символические, абстрактные (нереалистичные) изображения на страницах и обложках тетрадей, на асфальте, стенах домов и заборах, на страницах своих дневников и в специальных альбомах. Проведенный тест «Рисунок на свободную тему» среди учащихся 8-11 классов (школ общеобразовательных и художественных, с эстетическим уклоном) также отметил наличие интереса подростков к изображению символических изображений. В основе одних рисунков были геометрические, угловатые формы, других – округлые, третьи были смешанного типа, а четвертые сочетали элементы реальности и нереальности (например, глаз и аморфное пятно, сердце с лучевидными нагромождениями, окруженный каракулями «буквоподобный» иероглиф и т.п.). На занятиях по изобразительному искусству (или по другим предметам) иногда можно было наблюдать, как некоторые ребята рисовали что-то бесформенное в альбоме, записной книжке, на тетради или обратной стороне рисунка. На вопрос: «Что изображено?», отвечали уклончиво: «мои мысли», «мое настроение», «это я», «это музыка», «это ничего», «не знаю что», «это моя грусть об умершей собаке» и т.п.
Эта стадия «открывает» формотворческие поиски растущего человека и свидетельствует об органичном и поступательном изживании всех предыдущих ступеней. Появление в процессе рисования или лепки абстрактных, беспредметных, формальных изобразительных образов, сочетаний отвлеченных форм или цветовых пятен продиктовано возрастом. Юноша-философ стремится ответить на вопрос «Кто он?» и «Зачем он пришел в этот мир?». Символический или абстрактный рисунок – это скорее рисунок-вопрос, рисунок-переживание, рисунок-размышление о жизни и о себе, вечном и конечном, духовном и материальном.
Наши наблюдения показали, что к такому типу изображений приходят подростки, которые своевременно «изжили» предыдущие этапы развития и в свое время сделали все необходимые возрасту «открытия». Если же подросток по тем или иным причинам не прошел «свой путь» практического эксперимента, продиктованный «образами актуального сознания», то он словно останавливается в своем движении, потому что «усложняющиеся образы-мысли должны находить подтверждение в практическом действии».
Опыт работы с взрослыми людьми разных специальностей (не искушенных в изобразительном искусстве) свидетельствует о том, что незавершенность развития формирует во взрослом человеке неуверенность в себе, заниженную самооценку. Как правило, систематические практико-ориентированные занятия с такими людьми снимают этот психологический барьер. Как только такой человек самостоятельно откроет для себя принцип формообразования, что ему не удалось сделать в подростковом и юношеском возрасте, и приведет в соответствие формальные и содержательные аспекты своего «Я», он вступит в период самостоятельного, индивидуально окрашенного творчества. Такая «самодостаточность» является своеобразным показателем «душевного равновесия», столь необходимого для самоутверждения человека в мире.
7 ступень – стадия самостоятельного творчества (стадия индивидуального стиля).
Вычленение этой ступени развития рисунка довольно условно. Она фиксирует вступление человека во взрослый мир и не имеет четких границ.
При мудром педагогическом руководстве можно наблюдать яркий индивидуальный почерк у ребенка-художника уже в 12-14 лет, а иногда и раньше. Характерными чертами индивидуального стиля является умение мыслить образно, самостоятельно ставить и решать художественно-творческие задачи, свободно выбирать средства художественного выражения, создавать сложную по замыслу композицию и др. Самостоятельность, выразительность, искренность изобразительного творчества и глубина замысла – вот главные критерии индивидуального стиля.
Появление индивидуального стиля является своеобразным итогом эволюции детского рисунка и началом профессионального роста художника. При этом юный художник может избрать в качестве своего стиля любой способ изображения: объемно-пространственный, наивно-примитивный, абстрактный или какой-либо еще. Этот факт объясняется тем, что «каждый возраст, связанный со своеобразной организацией психики, сознания, мышления, не снимается (…) в ходе последующего развития, не заменяется новой, более прогрессивной организацией, но остается на следующем этапе в неснятом виде, в виде некоторого самостоятельного голоса, который дополняется другими голосами, вступая с ними в диалог, и в этом диалоге не заменяется на нечто иное, не объединяется, не обобщается с другими голосами, позициями, но усваивается, обогащается, уплотняется, развивает свои собственные потенции, выстраивает новые аргументы – от ребенка, от подростка, от юноши. В полноценном сознании взрослого на правах самостоятельных диалогических голосов присутствует и сознание дошкольника, и сознание младшего школьника, и подростка, и юноши; если же они окончательно сняты, то снявшее их «зрелое» сознание не будет сознанием современного творческого культурного человека» (Школа диалога культур. — С. 250). Таким образом, «этапы индивидуального развития могут и должны быть представлены не только как последовательные, но и как одновременные».
Изобразительная деятельность детей и подростков издавна привлекала внимание исследователей в качестве возможного метода изучения внутреннего состояния человека, его способности отражать картину мира, свои переживания. Детский рисунок, таким образом, может выступать как показатель художественно-творческого развития ребенка, как документ, в котором нашли отражения особенности его жизни и уклада, его образования и воспитания, сознания и мышления.
Знание этапов развития детского рисунка позволит педагогу изобразительного искусства выстраивать гуманную «природосообразную» систему художественного развития. В периоды детства, отрочества и юности растущий человек создает изобразительные коды-образы, по которым можно судить, развивается ли он в соответствии со своим возрастом, опережает его или отстает в своем развитии. Сравнительный анализ результатов изобразительного творчества детей начала и конца ХХ века свидетельствует об устойчивости возрастных «календарных» границ развития детского рисунка.
Многие исследователи обращают внимание на тот факт, что «календарные» сроки каждой стадии у разных детей несколько смещаются в ту или иную сторону в зависимости от условий воспитания и обучения (А.В. Бакушинский, Л.С. Выготский, Е.А. Флерина, Г.В. Лабунская, Ю.А. Полуянов, Б.П. Юсов, А.А.Мелик-Пашаев, Н.Н. Фомина и др.). Интенсивность и длительность продвижения на каждой из стадий у разных детей неодинаковы, поэтому некоторая задержка на одной из них, особенно вызванная внешними условиями, впоследствии может быстро и эффективно компенсироваться. Однако значительное расхождение между календарным возрастом и фактическим «возрастом развития» потребует особых педагогических средств обучения. (Полуянов Ю.А. Диагностика общего и художественного развития детей по их рисункам. – Рига, 2000. – С.23.). Такое отставание свидетельствует о нарушении естественного развития ребенка, указывает на «педагогическую запущенность», на неумелое использование воспитателем форм педагогического воздействия.
Опережение «календарных» сроков развития, как правило, свидетельствует об особой одаренности ребенка в области изобразительного искусства. Такое опережение наблюдается у детей увлеченных процессом рисования, которые много и охотно рисуют с раннего детства. Это опережение может также свидетельствовать об использовании педагогом таких методов, которые привели к быстрому росту изобразительных способностей детей. Однако, если ребенком не были изжиты предыдущие стадии, эти приобретения носят неустойчивый характер.
Главным показателем «творческого возраста» ребенка является его самостоятельная работа (рисунок на свободную тему, рисунок, выполненный по собственному замыслу ребенка, домашний рисунок). Часто мы являемся свидетелями «мудреных», «интеллектуальных», «недетских», но «выставочных» рисунков, созданных детьми в изостудиях или на уроках изобразительного искусства под руководством учителя. На вопрос: «Как дети рисуют дома?», педагоги отвечают: «По-детски, примитивно, как все дети!». Значит, ребенок не принимает, не усваивает навязанные наставником формы-образы, значит, они чужды ребенку, значит, наши методы не соответствуют возрастным особенностям развития ребенка, так как не воспринимаются детьми как родственные, как «понятный им голос». Следовательно, на наших занятиях ребенок в угоду педагогу-художнику создает «недетские» композиции, чуждые его мироощущению.
Сегодня остается актуальным вывод, сделанный А.В. Бакушинским в начале ХХ века о том, что всякая система современного художественного воспитания (образования) в своих методах должна исходить «из безусловного признания и утверждения автономных ценностей возраста и не допускать ложных и непрочных ценностей извне. Она должна быть системой, освобождающей творческую силу, но не системой накопления и тренировки механических знаний и навыков, органически не обоснованных, а потому и крайне непрочных. Должен быть утвержден один основной принцип, от которого немыслимы отступления. Этот принцип сводится к требованию, ныне весьма часто нарушаемому (…): необходимо исходить из внутреннего мира, из внутренних потребностей ребенка, из его естественного развития». (Бакушинский А.В. Исследования и статьи. – М., 1981. — С.52).
Передвижные выставки «Собака – верный друг» с полной очевидностью показали возрастные особенности эволюции детского рисунка, продемонстрировала большой спектр индивидуальных педагогических мастерских. Поскольку детский рисунок является документом педагогического метода, то через рисунок проявилась способность педагогов раскрыть творческий потенциал своих воспитанников.
Однако в процессе работы членам конкурсного жюри приходилось констатировать, что порой педагогический метод затмевал детскую самобытность и мы видели подборку «манерных» детских работ, созданных по мотивам «методики» своего учителя.
Организуя педагогическую работу, одни наставники показывают свое творчество воспитанникам и работают при них, демонстрируя приемы работы тем или иным художественным материалом, другие – не показывают результатов своего художественного труда детям, отдавая предпочтение показу классических произведений. Это дело каждого учителя. Главное, чтобы мы – педагоги-художники, своими технологиями не затмили сущность детского творчества, а стремились вызвать в ребенке интерес к изобразительному искусству, развивали в нем авторскую позицию, собственное видение и изобразительный стиль.

Историческая справка — Мурзилка

КАТАЛОГ КОНКУРСА  «Собака — верный_друг»

Share This Post

Leave a Reply

Перейти к верхней панели